ВирусПравда.рф - Победим коронавирус вместе!

576. ЦИФРОВОЙ ЮАНЬ - ЦИФРОВОЙ НАДЗИРАТЕЛЬ

По СМИ прокатился вал радостных реляций от китайских товарищей о том, что в Поднебесной наконец-то запущен «цифровой юань», который некоторые агентства называют даже «криптоюанем». Событие ожидалось еще в конце марта, однако из-за коронакризиса было перенесено на сейчас. На самом деле, радоваться особенно нечему: речь идет о вытеснении наличных денег из оборота, и полной привязки человека (пока-китайца, но и часть российской элиты не чужда таких планов) к его «социальному рейтингу»-т.е. системе управления и манипуляции поведением человека посредством искусственного интеллекта.

Итак, агентство Sina сообщило, что один из крупнейших госбанков КНР – China Construction Bank (CCB) – 29 августа запустил цифровой кошелек и сделал для него приложение на смартфоны. Так как это только тест, число зарегистрировавшихся пользователей было ограничено временем самой регистрации. Счастливчики смогли ознакомиться с пользовательским соглашением, которое каждый россиянин читает (если читает) много позже самой регистрации. В нем реально не было ничего нового - объяснялось, что услуги, предоставляемые CCB для цифрового кошелька, включали выпуск, оплату, погашение, перевод и пополнение привязанной к нему кредитной карты. Было сказано и то, что такие кредитки имеют четыре уровня с различным балансом и платежными лимитами. Лимит баланса первого уровня составляет 500 000 юаней ($72 829) с единым платежным лимитом в 50 000 юаней, ежедневным накопительным платежным лимитом в 100 000 юаней и годовым накопительным платежным лимитом в размере 500 000 юаней. На втором уровне годовой накопительный платежный лимит был 300 000 юаней, на третьем - 50 000 юаней и четвертом -10 000 юаней. Все остальные цифры можно вычислить самому, хорошо только понять, в чем отличие указанных типов лимитов при плохом переводе с китайского языка. Есть подозрение, что ежедневный накопительный платежный лимит это то, что можно в день внести на карточку и, соответственно, в электронный кошелек, а единый платежный лимит это размер разового кредита. А может быть и не так. Во всем этом, как ни назови кредитные лимиты, нет никаких признаков криптовалюты. Перед нами простая кредитная карта с дополнительными ограничениями и обслуживанием в личном кабинете банка. При этом рассказы о том, что каждый клиент будет иметь «уникальный идентификационный номер, связанный с информацией о клиенте, включая его имя, пароль, номер мобильного телефона, адрес электронной почты, номер клиента и номер банковской карты» - для бедных. История не отличается новизной: наш Сбербанк давно привязывает к картам с уникальным ID биометрию, но это не делает рубли криптовалютой. Просто Китай, идя в русле, проложенным для него американскими неоконами еще двадцать лет назад, и используя опыт объявленной ВОЗ пандемии COVID-19, готовится полностью исключить оборот наличного юаня. Как об этом сказал д.э.н. Валентин Катасонов: «Цифровой юань должен заместить наличный юань, это слова зампреда Народного банка Китая». «Он - исключительно надзиратель в цифровом концлагере, потому, что пока будут наличные деньги, человек может сбежать от него на свободу», - пояснил глава Русского экономического общества. Китай просто идет к тому, чтобы привязать выработанный в период ковидоборчества социальный рейтинг к кредитным историям и банковским счетам граждан, и пока ни о какой криптовалюте в этой ситуации речи нет.

В китайское “know-how” по формированию социального рейтинга сейчас входят три оцениваемые категории со скидкой на местную специфику: 1. Подлежащие «государственному учету»:  оплата налогов;  кредитная история;  оплата ЖКХ;  денежный оборот по кредиткам;  выплаты по судам. 2. «Общественного учета»:  соблюдение ПДД;  соблюдение норм рождаемости;  оплата и трафик поездок на общественном транспорте;  образовательные характеристики;  общественная деятельность;  отношения с родителями и внутри семьи;  судимость. 3. «Онлайн-учета»:  круг общения в Интернете;  информация размещаемая и копируемая из сети (её источники);  покупательские предпочтения.

Сформированный на основании анализа этих данных балл социального рейтинга определяет возможность допуска человека до следующих благ современной цивилизации: 1) Размер и ставки кредита в банке – вот и первая ласточка от CCB пошла. 2) Уровень социального обеспечения, в том числе медицина и пенсии. 3) Отсутствие запрета на профессию и допуск к работе определенного уровня. 4) Доступность обучения, его уровень и размер стипендии. 5) Размер страховых премий. 6) Возможность выезда за границу. 7) Доступные государственные и частные услуги. 8) Допуск к пользованию самолетами и скоростными поездами на внутренних рейсах. 9) Уровень допуска к ресурсам интернета.

Однако смысл криптовалюты гораздо шире, чем простая слежка за гражданами и сбор о них Big Data. Еще в октябре 2019 года председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что «развитие технологии блокчейн является одной из приоритетных задач государства» и призвал ускорить развитие этой сферы в стране. Его цель была понятна: уход от долларовой зависимости и создание альтернативной платежной системы. Основой для этого, по мнению китайского руководства, должна была стать собственная криптовалюта CBDC - Central Bank Digital Currency, контролируемая Национальным банком Китая. Несколько лет назад академик РАЕН и д.т.н. Андрей Щербаков из Федерального исследовательского центра «Информатика и управление» РАН определил «объективную государственную необходимость» криптовалюты в современной экономике. В одном из докладов для РАН он определил основную цель государства при введении CDDC: "Во-первых взять производство (майнинг) криптовалюты под более или менее плотный контроль. Он заключается не только в отслеживании операций с ней, чем пугают СМИ рядового обывателя - анонимность криптовалюты сразу заканчивается при ее обмене на реальные деньги, поскольку процедуру идентификации личности для реального денежного оборота еще никто не отменял, но и в контроле эмиссии криптовалюты. Во-вторых – весьма важный политический момент – непосредственное участие граждан в эмиссии массы КВ и разгрузке их внимания от потенциальных проблем с основной национальной валютой". Точнее не скажешь.

Таким образом, в КНР для планируемого введения криптоюаня к открытию зимних Олимпийских игр в Пекине в 2022 году должна быть сформирована среда эмитентов криптовалюты. Вот тут-то «собака и порылась». Эта среда, упрощая до предела идеи академика Щербакова, должна включать в себя правовое и техническое обеспечение разделения области майнинга CBDC , его хранения (BlockChain) и операций с самой валютой между двумя видами участников криптовалютного рынка: 1). «Золотые фишки»: Государство, Национальный банк, Министерство финансов, Казначейство, бюджетники и крупные госкорпорации. 2). «Красные фишки», включающие частных и средних майнеров CBDC и участников ее оборота и рынка. Для обеспечения этого требования создается два основных регулятора. Во главе находится Удостоверяющий центр, снабжающий всех участников системы сертификатами, алгоритмами майнинга - специальными криптографическими программами. В свою очередь Центр эмиссии, удостоверяет выработанные сертифицированными участниками “монеты” CBDC. А их хранение как раз осуществляется по технологии BlockChain, которая и объединяет все «фишки». Даже из этого краткого описания ясно, что банк CCB гораздо ближе к отработке обращения безналичного юаня, чем запуску криптовалюты, который невозможен в одиночку, без Национального банка как минимум. Но отработанные сейчас технологии пригодятся и в случае появления юаня с приставкой “крипто”. Пока не будет понятно, есть ли у наших китайских партнеров соответствующие алгоритмы и прописанные юридические акты, ни о какой криптовалюте в КНР речи не идет. Но в этой стране неукротимой волной движется процесс “расшаривания” системы социального мониторинга – читай электронного концлагеря – на всех граждан Китая через “безнал” и биометрию. Нам в России остается только наблюдать за экспериментами неоконов «над китайцами» и не повторять ошибок нашего южного соседа.

Ссылка на первоисточник:

http://katyusha.org/view?id=15056