ВирусПравда.рф - Победим коронавирус вместе!

344. КОРОНАВИРУС И ОТСУТСТВИЕ АЛЬТЕРНАТИВ

Несколько недель назад Мюнхенская конференция по безопасности была посвящена теме «Беззападности». Представители реально существующего, так называемого Свободного Запада поставили перед собой задачу самострахования ввиду угрозы их господству со стороны Китая. По их определению, основой Запада было и остается либеральное государство и свободная рыночная экономика. Спустя несколько дней и целую пандемию основой общества на Свободном Западе стали борьба с эпидемиями и чрезвычайное положение. На протяжении всей «холодной войны» ставилась цель закрепить в сознании подданных абсолютное превосходство рыночной экономики и представительской демократии как светской религии. Когда в 1989 году победителям, наконец, удалось положить то, что на Западе называлось коммунизмом, на мусорную кучу истории, был провозглашен конец истории. США и их идеология победили, они были единственной сверхдержавой, у которой были только административные мысли, а именно, как обеспечить своё якобы благотворное правление для человечества на предстоящий век, имея в виду вечность.

Основой власти было и остаётся, помимо невероятно раздутого военного аппарата, который должен был предотвратить любое сопротивление любого возможного конкурента власти, всеохватывающее правление капитализма, эвфемистически называемое свободной торговлей или рыночной экономикой. К этому добавилась глобализация, возведённая в статус естественного права. Глобализация была убийственным аргументом в пользу любых попыток сохранить социальное положение в рыночной экономике, что было немецкой идеей со времен, когда ХДС также выступал за национализацию ключевых отраслей промышленности. После глобализации социальная рыночная экономика превратилась в противоречие само по себе, в искусственное слово, состоящее из двух непримиримых компонентов. Рыночная экономика, которой граждане теперь должны учиться, только сильна и жизненно необходима в чистом виде, только если она уклоняется от мягкого суффикса «социальная». Глобализация, как угроза и сила, забила эту новую доктрину в головы людей. «Выживают только сильные» и «Жизнь – не сказка» были двумя тривиальными выражениями нового мировоззрения. Повестка дня на 2010 год социал-демократического канцлера, который подчинился правилу глобализации, продвинулся вперёд с социальными сокращениями и, как следствие, новым статусом получателей государственной соцпомощи «Хартц 4», стала реальным проявлением в Германии. Запад уже не был таким великим. У восточных немцев возникла даже ностальгия по социальной защищённости. Но, по крайней мере, в жизни было ещё веселье и много развлекательной электроники и развлечений, которые когда-то были заманчивыми для капитализма. В конце концов, «Битлз», «Роллинг Стоунз», «Голливуд» и «Харли Дэвидсон» были более весомыми аргументами для Запада, чем ВВС США или даже ЦРУ, потому что развлечения создавали тягу к капитализму. С 1990-х годов на смену тяге пришло давление обстоятельств, к которым приходилось приспосабливаться, в лучшую или худшую сторону.

И сейчас, в 2020 году, одного вируса достаточно, чтобы в корне потрясти единственную в мире сверхдержаву, её мегаполис, её заблудшего президента, её идеологию и мировую экономику. А также его конкурентов, все страны БРИКС и остальной мир. Это звучит как-то очень неправдоподобно – и поэтому побочным эффектом является то, что часть общества отделяется относительно этого вопроса. Средства массовой информации, которые развиваются, по крайней мере, в двух различных направлениях, а именно системно-империалистический мейнстрим и альтернативные средства массовой информации, своего рода нелюбимый, грязный детский придаток журналистики, имеют принципиально разные взгляды на коронавирус. Поскольку массовая журналистика, пережившая свой расцвет в связи с делом Уотергейта, оказалась в беде с 1989 года, потерпела неудачу во время событий 911 и с тех пор неоднократно терпела неудачу на многих решающих переломных моментах, не выполняя свою главную задачу – говорить правду – альтернативные СМИ заполнили системный пробел постоянной критики. С тех пор они опубликовали мнения, которые ранее были подавлены, они стали чем-то вроде проповедников на мыльнице, спикерами на углу в английском Гайдпарке, клапаном давления в системе, где можно услышать всё, что ранее не попадало в публикции мейнстрима. И этот спектр варьируется от очень интересного до психиатрически значимого. Как можно заметить, мне не нравится методика подачи темы коронавируса. Журналистика также имеет непривлекательную тенденцию к раздуванию, «устраиванию бури в стакане воды», к «большему наживанию», как я однажды обозначил это в разговоре с коллегами. Проблема становится особенно острой во время коронавируса. В сочетании со второй основной константой – немецкой травмой, полным провалом культурной нации перед лицом институционализированной идеологии жестокости при национал-социализме, это имеет проблематичные последствия. Во время раздумия и усваивания уроков отчаяние неудач привело к желанию стать первым «бойцом сопротивления», первыми распознать признаки, ведущие к плановой, тоталитарной диктатуре, и ретроактивно предотвратить нацистскую эру. Это дало нам антигерманцев, антифа, министра иностранных дел Хейко Мааса и многие другие неприятные последствия. И в диалектическом развитии также АдГ и вообще новое право, которое в западном мире провозгласило среди прочего борьбу с наукой. Большинство альтернативных средств массовой информации в настоящее время в этом потоке как предостережение против волка. Это уже было ясно в связи с изменением климата и теперь снова возросло. И это нехорошо. Во времена коронавируса среди альтернативных средств массовой информации есть лишь несколько исключений, которые действуют по-другому, в частности, интернет-страницы «Nachdenkseiten», «Telepolis» и «das 3. Jahrtausend».

Между тем, мейнстрим вновь становится опекуном государственности, кусающей придворной собакой, лающей на всех, а, по возможности, при достаточном завывании и стаей волков, готовой загрызть каждого, кто посмеет высказать неверные предположения, по непонятным определениям, которые они сами собирают каждый день. Тем не менее, есть ряд экспертов, которые имеют отличные мнения по вопросу коронавируса. Первоначальная задача СМИ – напомнить об этом людям, а также показать, сколько существует таких экспертов. Они должны приглушить истерику, даже если она противоречит их конституции и является трудной для них. Они должны докладывать о правительственных решениях, но в то же время у них есть проклятая задача – критически контролировать осуществление власти и показывать альтернативы. В конечном счёте, решения, подобные тем, которые принимаются сейчас, нуждаются в социальном консенсусе. Но этот консенсус не должен принуждаться ломом, а должен формироваться медленно в качественном дискурсе. Коллегам из мейнстрима должно бросаться в глаза, что они активно, буквально, своим словом создали ситуацию, когда только отставные учёные осмеливаются высказывать инакомыслие.

Средства массовой информации больше не являются местом свободы слова, но слишком часто они выполняют функцию трибуналов для показательных судебных процессов, в которых даже такие дружелюбные, откровенно нежные люди, как Уве Штаймл, публично унижаются, а затем лишаются своего существования. Это не просто ошибка, это предательство. Так же, как врач предаёт свою профессию, когда намеренно наносит вред пациентам. Доктор Вольфганг Водарг не Уве Штаймл, но и не идиот, а эксперт, разоблачивший фармацевтический скандал в следственном комитете. Выкинуть его из правления «Transparency International» за то, что он дал интервью КенФМ, возмутительно. Отвратительно, что в этом замешаны коллеги, которые работают вопреки принципам демократии. Ещё хуже было принять участие в увольнении бывшего посла Бернда Эрбеля, назначенного главой «INSTEX», после отвратительной пресскампании «Springer Presse» в сочетании с сумасшедшим корреспондентом «Jerusalem Post» Бенджамином Вайнталем, чья маниакальная основная деятельность это, находит антисемитов повсюду, точно так же, как Джозеф Маккарти находил коммунистов повсюду. И всё потому, что Бернд Эрбель дал одно из лучших интервью, которые я когда-либо слушал в KenFM. Есть что-то принципиально неправильное, если такое возможно. За слишком долгое время своего существования издательство «Springer Verlag» фактически развернуло достаточно клеветнических кампаний и нанесло ущерб демократии. Примечательно, что 32-летний фотожурналист Антье Шиппманн, который ранее отвечал за социальные медиакампании в израильском посольстве, за это «достижение» поднялся по карьерной лестнице и теперь стал мировым «управляющим редактором». Освещение события 911, агрессивная война против Ирака, Ливии, кампании против России, фальшивые новостные залпы о войне в Сирии, разрушение свободы слова – всё это вехи неудач основных СМИ, часто из низких побуждений. С другой стороны, освещение проблемы изменения климата, а теперь и коронавируса – это проблемы альтернативных СМИ.

Журналистика – это не о том, чтобы вставать на чью-то сторону и проводить кампании. Это о том, чтобы работать от имени общественности, сообщать правду и спорить о том, где находится эта правда. Журналистика должна быть национальным парком особых взглядов, если они существенны. Это относится ко всем средствам массовой информации. Для альтернативных и основных средств массовой информации есть о чём рассказать. Временный отказ от основных конституционных прав из-за вирусной эпидемии, между прочим, не смешно. Начинается цензура в Facebook и YouTube. Не могли бы об этом позаботиться наши коллеги из основных СМИ? Что они обдумывают декларирования хорошие и плохие взгляды и запрет плохих? Для защиты государства? Куда же дальше? Что люди в домах престарелых и больницах умирают в одиночестве – это нормально? Невероятно? Нечеловечно? Жестоко? Или это просто так определено и с этим нужно мириться? Нет, не нужно! Тот факт, что туалетная бумага более чем в дефиците, когда-то было доказательством неполноценности и некомпетентности экономики ГДР. И сейчас то же самое?

Как на самом деле обстоят дела с капиталистами при капитализме? Когда обстоятельства складываются не в их пользу, апологеты социал-дарвинской акульей стаи внезапно мутируют в плюшевые игрушки, которые нуждаются в мощном, сильном государстве в качестве их защитника, который финансирует, снабжает и поддерживает их до тех пор, пока они снова не смогут двигаться самостоятельно, а при увольнении, пожимают плечами, ссылаясь на суровую реальность экономической жизни? Именно те, кто десятилетиями утверждал, что всё должно быть приватизировано, сейчас призывают государство помочь им. И давайте не будем сейчас игнорировать тот факт, что рынок не только не регулирует лучше, многие вещи он вообще не в состоянии регулировать. Как это на самом деле возможно, что спрос на что-то настолько банальное, как респираторы, не может быть удовлетворен, что рынок, который всё регулирует, не может увеличить их производство. Не лучше ли не оставлять строительство пожарных машин задачей рынка, который реагирует на следующий крупный пожар, а разумно планировать строительство самому? Разве не призывал Фонд Бертельсманна в своем неолиберальном бешенстве закрыть 50% больниц ещё в июле прошлого года, чтобы улучшить здравоохранение? Они серьёзно так сказали. Тот самый Фонд Бертельсмана, который сейчас вытесняет провал «популистов» перед лицом серьёзности кризиса коронавируса? В США появились фантастические суммы налоговых денег, взятых у граждан средней потребительской категории для поддержки мегакорпораций. 50 крупнейших компаний США платят нулевой подоходный налог, ловко используя налоговые законы, которые их сторонники создали в парламентах. Предполагается, что это пойдет на пользу таким компаниям, как оружейный гигант «Boing», которые попали в беду в результате преступной деятельности, но теперь неохотно принимают государственную помощь, если она связана с условиями. Это было бы неразумно, считает Боинг. В этом они очень щипетильны. В конце концов, на кону их свобода!

Бывший босс Microsoft Билл Гейтс был одним из уклонистов от уплаты налогов в США, который начал свою карьеру с того, что обманул своего приятеля Стива Джобса. Теперь он прославился тем, что отдал своё богатство как «филантроп», чтобы избавить человечество от болезней. Фонд Билла и Мелинды Гейтс, в совете директоров которого заседают два упомянутых лица, и, кроме того, ещё только Уоррен Баффетт, таким образом, три из самых богатых людей мира, принимает сейчас решения о всемирной политике в области здравоохранения. ВОЗ существует по их милости. В нём доминирует Фонд Гейтсов, без которого уже ничего не работает. Все решения, касающиеся эпидемий СПИДа, малярии и туберкулеза, а также все решения, касающиеся вакцинации, в настоящее время принимаются монархией – Королевством Гейтс. Его единственной законностью является его богатство. Он не избран, он не наделён полномочиями демократического процесса, он просто сам возложил на себя корону. Потому что он мог. Теперь он абсолютный правитель. И в этом качестве он также использует внешнюю политику США, как фактор мягкой силы. Например, он предоставил военным США доступ к африканским государствам. Нет никакой критики этих условий со стороны исследовательского и научного аппарата, потому что все, действительно все, кто активно работает в этой области, зависят от Фонда Гейтса, жизненно зависимы. И такое положение вещей ещё и празднуется. Даже в средствах массовой информации, которые преданно слушают на аудиенциях Билла Гейтса. Билл Гейтс также консультирует Ангелу Меркель, и она хочет поддержать его инициативу по вакцинации ГАВИ в размере 600 миллионов евро. Гейтс не только жертвует деньги, но и собирает их и закрепляет своё господство.

Почему он просто не заплатил налоги? Что это за экономическая система, которая основывается на конкуренции и разнообразии, но при этом создаёт ряд абсолютных монополии власти, такие как Википедия или Фонд Гейтсов, которые затем ещё рассматриваются как образцовые? И что на самом деле произойдёт, когда будет настоящая пандемия? Если мы уже практикуем замену демократии чрезвычайным положением, что тогда? Задача СМИ в этой ситуации – сохранять трезвую голову и помогать всем поступать также. Что всё необходимое будет сделано, что в этой ситуации в большей мере существует согласие, что мы учимся на ошибках, что будут приняты необходимые решения, но не более того. Что обязательно включает в себя то, что сейчас мы видим, что гораздо больше возможно, чем нам до сих пор говорили. В политике есть много свободы действий. И там происходят вещи, которые до сих пор считались возмутительными. Как лгала Маргарет Тэтчер, альтернатив нет. И всё, что было введено сейчас, может и должно быть обращено вспять. Нам нужно будет говорить об этом, о демонтаже и восстановлении, когда эта проблема преодолевается с чувством меры и разума.

Ссылка на первоисточник:

https://kenfm.de/коронавирус-и-отсутствие-альтернати/